Андрей Демченко: «Я ни о чем не жалею»
15.09.2011 15:48

 Один из самых известных запорожских футболистов дал интервью «Проспорту»

 

 

 

 

 

 

Не так давно, 20 августа, исполнилось 35 лет одному из самых известных запорожских футболистов в истории украинского футбола - Андрею Демченко. Карьера Демченко изобиловала самыми невероятными поворотами и развитиями. Демченко – один из первых юношей, уехавших с просторов бывшего Советского Союза в хороший зарубежный клуб. Также Андрей – один из самых результативных игроков в истории запорожского Металлурга. Вехи карьеры легендарного мастера мы решили обсудить с самим же Андреем теперь уже Анатольевичем – недавно Демченко получил работу на тренерском мостике Металлурга-3.

 

«Футбол в моей жизни начался со двора»

 

– В первую очередь хочу поздравить вас с юбилеем. Хотелось бы вспомнить с вами вашу карьеру, достижения. Расскажите, как же начинался ваш путь в футболе.

 

– Футбол в моей жизни начался со двора. В нашем дворе все ребята были практически одного возраста. Раньше были увлечения – зимой хоккей, летом – футбол, теннис, плавание. Много времени молодые ребята отдавали спорту. Уже тогда мне очень нравился футбол – когда и куда бы меня не звали, я всегда шел и играл.

 

– Как вы пришли в футбольную школу?

 

– Однажды я шел в кинотеатр «Ровесник», где сейчас находится клуб «Думка». Там отменили сеанс, а следующий был через полтора часа. И я решил пойти в футбольную школу, чтобы посмотреть, как пацаны играют в футбол. В общем, просто убить время. Пришел туда и попросился тоже поиграть в футбол. Тренер спросил, есть ли у меня форма. Я ответил, что живу здесь недалеко, в порту Ленина – на трамвае 5 минут. Я сбегал за формой и пришел уже на тренировку. Оказалось, что я не хуже других ребят, хотя они были на год старше. Так я и попал в футбольную школу.

 

Самым первым моим тренером был Борис Зозуля. Он был тем, кто принял меня в школу, можно сказать, сразу после кинотеатра. А вообще, 76-й год собрал Виктор Иванович Высочин – это первый мой тренер. Он полностью заложил мне азы футбола – это было с 7-ми и до 13-ти лет. Затем я попал в спецкласс, который тренировал Анатолий Савич Василега. Он и вел меня до самого отъезда в ЦСКА.

 

 

– Как вы считаете, откуда мог на просторах советского, постсоветского пространства, где всегда исповедовали физический, силовой футбол, появиться игрок вашего плана – думающий, с невероятной техникой и непредсказуемыми действиями?

 

– Мне кажется, что футболистам подобного склада такое дается от природы, Богом. Я иногда сам не понимаю, почему я сделал так, а не иначе. Невероятные решения принимаются за доли секунды – видно, это дано свыше. Многие финты и футбольные мысли мне приходят во сне! Очень много футбольных снов повидал в жизни. Бывало так, что доигрывал некоторые моменты во сне, а на следующей тренировке воплощал увиденное в жизнь.

 

– Свое видение футбола вряд ли оставляло равнодушными ваших тренеров. Как поступали в таком случае тренера: поощряли и противились такой свободной мысли?

 

–У меня всегда были проблемы с тренерами из-за этого. Я представлял себе футбол иного качества и уровня – он очень отличался от видения многих тренеров. Но те решения, которые я принимал на поле, в большинстве случаев оправдывались. Футбол – это театр, в который ходят люди. Публика приходит посмотреть не на роботов, которые пробегают 30 метров за три с половиной секунды, а которые творят и завораживают своей нестандартностью мышления. Почему, например, Роналдиньо, Зидан, , Роналду такие известные и дорогие? Да потому что они яркие индивидуальности – именно на них ходит публика.

 

– Расскажите о своих кумирах в зарубежном футболе и в отечественном.

 

– Главный мой кумир – это Зидан. Сильнее него никого не видел. В похожем амплуа играл и я. Начинал я строго в нападении, но со временем меня поставили атаковать из глубины. Поэтому позиция Зидана мне больше по душе. Что касается отечественных футболистов, то я затрудняюсь кого-либо выделить.

 

– Какой из защитников, против которого вы играли, показался вам самым неуступчивым?

 

– Больше всего мне запомнился Грицай, он сейчас играет в Арсенале, а в бытность мою игроком Металлурга он выступал в Днепре. Всегда было сложно играть против него – он, как липучка, приклеивался. Очень резкий, хорошо координированный футболист. Со многими я справлялся, но он мне запомнился больше всех.

 

«Меня убедили, что в плане развития юношеского футбола Россия крепче стоит на ногах, чем Украина»

 

– Вернемся к вашей карьере. Расскажите о вашем переезде в Россию.

 

- В раннем возрасте я начал ездить по всяким сборным – сначала по своему году, потом по старшему. На одном из турниров среди 15 республик я стал лучшим бомбардиром. После чего на меня обратил внимание тогда еще тренер сборной СССР Геннадий Иванович Костылев, и взял меня на заметку – он тогда как раз распустил ребят 71-го года, ставших чемпионами Европы, и набирал парней 76-77-го года. Меня взяли в сборную, мы играли на всяких международных турнирах. Тогда и обратили на меня внимание селекционеры ЦСКА. Приехали и забрали меня туда. В то время как раз разваливался СССР, и меня убедили, что в плане развития юношеского футбола Россия крепче стоит на ногах, чем Украина. И я думаю, что то решение пошло мне на пользу. Я считаю, что футболист должен постоянно совершенствоваться. Нужно постоянно искать, где сильнее – только в сильной массе ты можешь стать сильным.

«В Аяксе нужен был уже готовый продукт, а я был полуфабрикатом»

– Не показалось ли вам, что решение уехать из Запорожья было несколько поспешным? Ведь тогда вам было не так много лет да и время было непростое. Часто так бывает, что футболисты делают не шаг вперед, а через шаг, а потом уже не могут соответствовать нужному уровню…

 

–Я совершенствовался быстрее своих сверстников и перерастал их как футболист. Например, в молодом возрасте меня привлекали за дубль ЦСКА – мне было 15 лет, а другим ребятам 19-20. Такой большой скачок придает уверенности, но, с другой стороны, физиологию не обманешь. Вот тот шаг через уровень, о котором вы говорите, наверное, произошел у меня во время перехода в Аякс, поэтому и не получилось в полной мере раскрыть себя там. В Аяксе нужен был уже готовый продукт, а я был полуфабрикатом. Теперь я понимаю: мне на годик позже туда попасть, но, с другой стороны, может, через годик этого предложения и не было бы?

 

– Давайте вспомним 1994 год – юношеский ЧЕ в Испании. На том турнире вам удалось стать лучшим бомбардиром, а затем и появилось предложение от Аякса. Расскажите о своих воспоминаниях.

 

– Хорошая игра за юношескую сборную привлекла внимание тренеров старшей команды. Играл я также и за сборную России 75-го года. Меня взяли с собой на отборочные игры, а потом уже и на чемпионат Европы. Я завоевал место в составе и стал основным игроком. На том начинались карьеры выдающихся игроков. В нашей группе были Испания, Германия, Белоруссия и Россия. В другой группе – Португалия, Франция, Швеция и, кажется, Италия.  Так вот за Испанию играли Рауль, Де ла Пенья, Мориентес, Сальгадо, за Германию – Ларс Риккен, а за Италию играл Тотти – он был капитаном команды.

– …И тем не менее, среди таких бриллиантов вам удалось прекрасно проявить себя – вы стали лучшим бомбардиром чемпионата, забив 5 мячей. Вскоре пришло предложение от Аякса. Долго ли раздумывали над переходом?

 

– Я никогда не зацикливался на таких решениях. Я всегда плыл по течению. Я просто играл в футбол и получал удовольствие, а за меня решали люди. Ко мне пришли и сказали, что, например, в Москве можно будет лучше развиваться. Да? Ну, поехали! «Мама, папа, я поехал!». После ЧЕ я вернулся в Москву, в ЦСКА. Пока почивал на лаврах, за моей спиной появилась куча предложений. Я не сильно обращал на это внимания. Но потом поступило конкретное предложение от Аякса. В ЦСКА были не против – в 1994 году 1 миллион долларов за 17-летнего футболиста было нечто из ряда вон. Тогда тогдашний тренер ЦСКА Александр Тарханов сказал мне, что будет подпускать меня к первой команде, и у меня будет перспектива роста. Я как раз был уже под основой и выходил на замену в команде мастеров. «За тебя дают такие деньги, что наш клуб не может отказаться. Если ты останешься, то я не буду против. Уйдешь – деньги, предложенные за тебя, нас устраивают. Решение за тобой», - сказал мне тогда Тарханов. Я выбрал Голландию.

 

– Не мучила ли вас ностальгия в первое время?

 

– К такому переезду я был готов. Это с рождения черта футболиста. В 14 лет уехал в Москву, домой ездил поездами, электричками. Приехал в большой клуб: супертренеры, суперфутболисты. Я просто приехал на работу – сменил одно место работы на другое. Особой ностальгии не было.

 

– Какие кардинальные изменения удалось почувствовать сразу?

 

– В футболе есть одно золотое правило: в футболе нет мелочей. Вся структура клуба – от уборщицы до президента -  работает на благо первой команды. Всю политику клуба – юридические стороны, рекламу, атрибутику – не то чтобы контролирует, но заведует всем этим главный тренер. У нас же команда, как правило, на последнем месте.

 

У них с младшего возраста ставится техника, работа с мячом, правильное понимание футбольных ситуаций. А уже потом требуют физики. Например, в Аяксе все команды с семилетнего возраста и до уровня первой команды играют по одной схеме. К моменту подхода к первой команде у футболиста есть полный багаж необходимых знаний.

 

У нас акцент всегда ставится на физике, трудоспособности, скорости. Физику можно нагнать. У нас наоборот.

«Ван Гаал – это капитан на корабле»

 

– Поделитесь впечатлениями от работы с Ван Гаалом.

 

– Ван Гаал – это капитан на корабле. Авторитет его неприкасаем. Ему не чуждо человеческое: шутки, общение. Он мог собрать футболистов в ресторане, поплясать. Чувствует каждого футболиста. Мог подсказать и по быту, и по футболу. Психологически очень сильный специалист.

 

Он не упускал ни единой мелочи. Например, все выходят на тренировку в футболках, а ты хочешь пропотеть и одеваешь болонку. Но Ван Гаал такого сделать не позволит. Когда собирались на обед, то никто не начинает есть, пока последний футболист не придет. Стол обязательно круглый. Пока последний не доест, никто не встает со стола. Специально он селил, бывало, опытных футболистов с молодыми – опыт передавать.

 

Помню, перед игрой Межконтинентального кубка с Гремио он повез нас в стриптиз-клуб, что разгрузить игроков морально, отключить психологическое давление. А на следующий день мы выиграли игру, правда, по пенальти, но выиграли.

 

– С кем-нибудь из партнеров по Аяксу поддерживаете отношения?

 

– Ни с кем не поддерживаю. Я дружил с Зеедорфом (с ним, кстати, жил всегда в номере), Мельхиотом, Клюйвертом. Голландские номера телефонов у меня были, но когда ребята разъехались по другим странам играть, то все телефоны поменялись и связь прервалась.

 Андрей Демченко

– Вы сыграли за амстердамский клуб не так много игр. Расскажите, почему так получилось, и какой матч вам запомнился больше всего?

 

- К сожалению, за Аякс я сыграл немного. В первую очередь помешал языковой барьер. Из-за этого я не мог понять особую аяксовскую тактику. У Ван Гала времени на то, чтобы меня этому всему обучать, не было – у него на уме были только результаты. Полгода я работал с репетитором. Успел ты за это время выучить язык или нет – твои проблемы.

 

Конечно, я мог списать какие-то свои буковки в историю, но произошло то, что произошло. Я ни о чем не жалею. Футбол такая вещь, что если начнешь сильно в нем ковыряться, то можно с ума сойти. Надо всегда идти вперед.

 

«Мне хотелось просто играть – неважно, за кого…»

– Почему вы покинули Аякс?

 

- Старый тренер ушел в Барселону, пришел новый. Новая метла метет по-новому. На мое место пришел датчанин Йеспер Гронкьяер. Новый тренер тоже был датчанином. Конечно, лучше взять своего, чем какого-то русского, которого брал предыдущий тренер.

 

– А, может, вам стоило задуматься о переходе в другой, более подходящий европейский клуб, если в Аяксе было так сложно?

 

– Да, в свое время мною интересовались, например, Бавария, Фиорентина. Но давайте я вам лучше расскажу о своих ощущениях в том время. Сидеть 4 года на лавке и не получать игровое время, зная о своем потенциале, сложно. Я приехал в Украину, пришел на тренировку Металлурга, сыграл двусторонку. Мне предложили остаться. У меня была огромная жажда футбола – я три с половиной года не играл в футбол, а был где-то в подземелье. Так хотелось вырваться и доказать, что я футболист, что сильный, но так вот получилось. Да, можно было не переезжать в Запорожье, а подойти к этому вопросу более щепетильно. Были варианты уехать в ЦСКА, Спартак, Динамо. Мог бы быть сейчас, как Семак, гражданином России. Но мне хотелось просто играть – неважно, за кого…

 

«За 4 года я не съел ни одного гриба, не скурил ни одного косяка, не нюхал какой-то гадости – вообще ничего этого не было!»

– Расскажите о Голландии в нефутбольном плане. Ведь эта страна максимальной толерантности и вседозволенности…

 

- Очень свободолюбивая страна и всегда была такой. Наркотики, проститутки, лесбиянки, голубые, трансвеститы – этого всего в Амстердаме очень много. Много всевозможных соблазнов. Да, мои друзья приезжали, и им хотелось что-то такое попробовать. Но я скажу о себе. Все говорят, что я покуривал, понюхивал. Но я скажу сразу, что за 4 года я не съел ни одного гриба, не скурил ни одного косяка, не нюхал какой-то гадости – вообще ничего этого не было! Я еще с детства всего этого боюсь. Я даже уколов в вену боюсь или когда кровь из пальца берут. Так что все это миф. Футболисты Аякса очень популярные люди в городе. Когда я выходил в город, то одевал что-то с капюшоном, очки, чтобы никто не увидел, потому что постоянно подходят прямо на улице за автографами. В Амстердаме игроки «Аякса»  боги – везде висят их плакаты и фотографии. Поэтому тяжело просто выйти в город – выбирались только большими группами. Когда собирались в кафе, то только в закрытом режиме – жены, дети, девушки.

 

– Как коротали свой досуг?

 

– Досуг коротал в кругу друзей. Общался с русскими ребятами – футболистами Шуковым, Петровым, Аюповым, Клюевым, Хохловым. Общались семьями, ездили друг к другу в гости по Голландии. Неделю тренируешься, игру отыграл – потом собрались в какой-то гостинице возле моря. Сутки погуляли-повеселились – разъехались.

 

– Возвращение в Украину – это был шаг назад?

 

– Многие мне говорили, что это шаг назад. Но, если честно, не собирался надолго здесь задерживаться. Например, через полгода после переезда в Украину поступило предложение от Шахтера. Туда как раз ушли Конюшенко и Шевчук. Меня звали за хорошие деньги. Но я отказался – на тот момент Шахтер не был, скажем так, флагманом моего интереса. Если бы позвало киевское Динамо, тогда да, но от него не было предложения. Хотя через год Лобановский все-таки пригласил меня в лагерь сборной, чтобы пообщаться.

 

– Тема сборных в вашей карьере – отдельная. Вы поиграли за юношескую, молодежную и олимпийскую сборную России, а также ездили в лагерь национальной сборной Украины. Если бы был выбор, за какую национальную сборную играть – России и Украины, что бы вы выбрали?

 

- Скажу так: я воспитанник футбола СССР, поэтому для меня до сих пор нет отдельных Белоруссии, Украины, России. Поэтому категоричного патриотизма к Украине или России я не испытываю. Поступи предложение от Украины, я бы играл за Украину, от России – играл бы за Россию. Моя задача – показать людям свой талант. Я футболист и для меня нет этих границ, потому что родился я в СССР.

 

«Нужно пытаться оставить память о себе»

– Судя по вашим интервью, Запорожье всегда для вас оставалось родным и любимым, хотя и повидали вы много городов. За что так любите этот город?

 

- Со временем понимаешь, как дорого тебя все это: мама, папа, семья, друзья, знакомые. Ты всех знаешь, и тебя все знают. Все-таки Родину не выбирают. Мне моя Родина нравится. Всегда все возвращаются домой. Многие футболисты заканчивают карьеры в родных клубах. Всегда тянет домой – наверное, это от природы заложено.

 

– Какие места в Запорожье для вас любимые?

 

- Мне нравится район от порта Ленина до бульвара Шевченко. Здесь я вырос, здесь живут мои родители. Моя душа лежит к этим местам.

 

– Что бы вы сделали в первую очередь, если бы стали мэром города?

 

- Я бы постарался объединить всех людей, имеющих рычаги управления в городе. Вот, например, как организация «Патриот Запорожья», когда Черняк пытался объединить людей. Обязательно чтобы что-то развивалось и в спортивном плане. Тяжело все это сделать – сплотить богатых людей. Но! Жизнь такова, что, сколько бы ты не заработал, все равно уйдешь туда и не заберешь все с собой. Нужно пытаться оставить память о себе.

 

Поэтому я понимаю Ахметова. Он много добился и оставил о себе огромную славу – построил стадион, привел в порядок донецкий регион. Да, у него есть темные стороны, но за то, что он делает для спорта, я его уважаю.

 

«В то время я не понимал своего реального уровня»

– Помните свой дебют в Металлурге?

 

– Да, конечно. Мы играли с Шахтером. Я на 10-й минуте забил шикарный гол – как дал в дальнюю девятку с пушки, что Вирт руки нее успел поднять. Мы вели 2:0, а проиграли 2:3.

 

– Исходя из дебюта, не подумали, что рановато вам сюда?

 

– Да, первые полгода в Металлурге провел на очень серьезном уровне, в первых трех играх забивал, приносил победы. Но в то время я не понимал своего реального уровня – я просто делал свою работу и делал ее хорошо. Мне бы мой нынешний опыт в те годы! В то время я был неопытный, недальновидный молодой человек.

 

– Работа с каким из наставников в Металлурге вам запомнилась больше всего?

 

- Очень запомнилась работа с Мироном Маркевичем. Очень творческий человек и сам это приветствует. Для него футбол – это творчество и искусство для него. Почему Рыкун у него так долго играл? Потому что он гений, хоть и известен своими нарушениями режима. Зрители приходят посмотреть не на то, как Шевчук 100 метров пробежит, а, как Рыкун отдаст передачу. Так что с Маркевичем у меня был хороший контакт – он меня уважал за мой талант.

 

Запомнился также и Олег Таран, при котором мы вышли в еврокубки. Хочу отметить, что ему удалось создать такую обстановку, при которой люди мечтали попасть в основной состав. Этим он добился того, что на поле выходили действительно сильнейшие.

 

– Какие игры за МЗ вам запомнились больше всего?

 

– Много хороших игр было. В еврокубках я не играл – например, с Биркиркарой и Лидсом я был травмирован. Неприятная травма – поначалу лечили не то, что надо. В итоге пропустил 4 месяца. А когда второй раз вышли в еврокубки, то команду тренировал Ященко – слабохарактерный, неволевой человек. Мы с ним не нашли общий язык, и он всячески препятствовал моему месту в составе.

 

– Игра с какими партнерами по команде оставила самые приятные воспоминания?

 

- Хорошая команда у нас была и при Маркевиче, и при Таране. При Маркевиче могу отметить Саню Спивака, Дениса Смирнова, Армена Акопяна, Олега Матвеева, Конюшенко и Шевчука. При Таране хорошо игралось с Ковальцом, Смирновым, Акопяном, Юрием Беньо. С этими людьми было очень приятно играть.

 

«Мой уход из Металлурга был больше политический, чем спортивный»

– Расскажите о своем уходе из Металлурга.

 

- Мой уход был больше политический, чем спортивный. Пришел Грозный, и оказалось, что ему не нужны сильные характером люди. Он постарался поскорее избавиться от прошлого режима и футболистов. Он привел своих футболистов, а мне пришлось уходить.

 

– Как часто вам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда посторонние вещи непосредственно вмешивалась в футбол?

 

- Сегодня для некоторых тренеров футбол превратился в коммерцию. Они не отстаивают интересы футбола, а стараются набить свой карман за счет того, что они лучше разбираются в футболе, чем его руководители. Вообще, по идее, спорт выкидывает слабых, а оставляет сильнейших. Тренеры приводят «своих» футболистов, которые на голову слабее, а потом пробивают им зарплаты. Поэтому футбол сегодня – это больше бизнес, чем идея.

«Кому нужен 30-летний футболист, когда на нем ничего не заработаешь?»

– Вслед за этим у вас пошел такой этап карьеры, когда вы нигде не задержались больше, чем на сезон. Расскажите, как так получилось.

 

- После Металлурга я уехал в Ильичевец, где как раз собирал команду Альтман. В силу ряда опять же политических футбольных нюансов Альтман там не задержался. Пришел новый тренер и убрал футболистов, которых набирал Альтман. Дело в том, что Альтман очень сильный тренер и привык руководить. А в Ильичевце есть президент, которому нравится самому руководить. Когда Альтман этот руль у него забрал, то тот постоянно пытался выставить Семена Иосифовича в негативном свете перед директором завода в Мариуполе. Так что через полгода Альтмана убрали.

 

В Оболонь я приходил при Слободяне, а потом в команду пришел Максимов – мы с ним еще играли вместе. Хочу сказать, что молодому тренеру проще работать с молодежью, которая молча заглядывает тебе в рот, чем с футболистом с именем и характером. Так и получилось: сначала были одни разговоры, а потом я понял, что на меня не рассчитывают.

 

– Среди украинских клубов затесалось и пребывание в Молдавии, в клубе Дачия…

 

- Да, я сыграл две игры в еврокубках. Мне понравился тамошний город, команда, но президент там аферист. Пообещал мне одну зарплату, я приехал, а оказалось, что им нужен был опытный футболист, который поможет сыграть две игры в еврокубках. Я отыграл два матча и понял, что на меня здесь не рассчитывают. К тому же мне ни копейки не заплатили. Поэтому получилась такая вот легкая афера.

 

– Примерно в это время к вам и начало приходить решение о завершении карьеры?

 

– Из-за разных подводных течений ты понимаешь, что тебе здесь не дадут сыграть. Футбол превратился в бизнес. Кому нужен 30-летний футболист, когда на нем ничего не заработаешь? А еще и когда он понимающий да еще и с именем…Теперь от таких футболистов стараются избавляться. Да, я понимал, что карьера идет на спад. И по моим переходам это было видно: Первая лига, потом Молдавия, потом еще Первая лига…

 

Коммунист – это была ступенька для поддержания формы. Я настолько люблю футбол, что мне не важно, за кого я играю. Но если нет возможности играть в Высшей лиге, то можно попробовать в Первой. Если нет возможности в Первой, то я не стыдился поиграть и за Коммунист.

«Насколько я понял, мое возвращение в Металлург было против воли Григорчука»

– Ненадолго вы вернулись и в Металлург. Неужели те две минуты, которые вы провели в той игре – это был максимум возможного?

 

– Я долго шел к этому, полностью задался целью вернуться в Металлург, усиленно тренировался. Хозяин команды меня хорошо знает и дал мне шанс. Но люди, которые тоже здесь находились, противились этому. Насколько я понял, это было против воли Григорчука – он не хотел этого. Григорчук дал мне сыграть всего одну минуту, за что ему очень большое «спасибо».

 Андрей Демченко

«Решил прекратить позориться»

– После Гелиоса вы приняли решение завершить карьеру. Как вам далось это решение? Ведь можно было еще где-то поиграть – например, за границей…

 

– Да я просто устал уже от всяких интриг. Сейчас никому не нужен опытный, взрослый футболист. Сегодня нужны молодые, покладистые. Потому я решил прекратить позориться, играть за эти мизерные деньги и перейти на тренерскую работу.

 

– Какой из выигранных трофеев вы больше всего цените?

 

- Все трофеи, которые я выиграл, я выиграл не как основной игрок. В полной мере я не ощутил удовольствия от вклада. Самыми ценными считаю Межконтинетальный кубок в Японии и Суперкубок УЕФА. Больше всего ценю те трофеи, к завоеваниям которых я непосредственно приложил руку.

 

–  Оглядываясь на пройденное, скажите, насколько вам удалось реализовать себя как игрока?

 

- Я не буду лукавить и скажу, что не раскрыл свой талант в полной мере. Я мог сделать гораздо больше по своему потенциалу. Я еще подумаю, проанализирую, хотя и понимаю, что, почему, как.

 

«Мечта – приблизиться к той игре, которую показывает сейчас Барселона»

– Был ли у вас выбор, чем заниматься после завершения карьеры?

 

- Вижу себя только тренером. Другое дело, что многие не хотят, чтобы я был в команде в силу своего строптивого характера. Но, я думаю, тренер и должен таким быть.

– Какими были ваши первые шаги на тренерском поприще и кого тренируете сейчас?

 

- Сначала я пришел к хозяину Металлурга и попросился работать тренером. Меня поставили работать в первую команду, я помогал Луткову в работе с молодыми ребятами. Но в силу всевозможных подводных течений и моего характера я опять столкнулся с проблемами. Люди, которые находились немного ниже хозяина стали искать негативные стороны. То, что Демченко играет в карты с футболистами, преподносилось хозяину как негатив. А это наоборот, сближает. Тренер это не пастух какой-то или тиран. Тренер должен быть другом или старшим товарищем, и я им был.

 

– Также вы тренируете команду Имекс на чемпионате города по футболу 8х8 и недавно, насколько мне известно, снова получили должность в Металлурге. Поведайте об этом детальнее.

 

– Да, я помогаю одной молодой команде. Мои одноклассники попросили меня об этом. Для меня это хороший опыт – там я главный тренер. Мне удалось собрать по-настоящему боеспособный коллектив.

 

Помимо этого всего я играю за Металлург-Ветеран. Сейчас работаю в Металлурге-3. В общем, работы достаточно. Хотелось бы, конечно, чтобы доверяли больше в Металлурге, но пока такого нет.

 

– Ваша мечта Демченко-игрока и Демченко-тренера?

 

- Я всегда был максималистом. Когда играл, то мечтал играть в Барселоне или Реале. Сейчас мечтаю о том, чтобы попасть в элиту тренеров, которые работают с топ-клубами.

 

– Какую команду вам хотелось бы потренировать и какой трофей завоевать?

 

- Естественно, Лигу Чемпионов. Мечта – приблизиться к той игре, которую показывает сейчас Барселона. Потренировал бы Барсу или Реал. Мне ближе по духу испанский футбол, потому что там очень много творчества.

 

– Как вы считаете, почему в Запорожье столько лет нет настоящего форварда?

 

- Футбольная школа – это один тренер и 20 футболистов. В большей степени тренер дает общие знания. Но на каждой игровой позиции есть нюансы, которым нужно обучать отдельно. Этому должны обучать те люди, которые сами были в этой шкуре. Уметь забивать – это отдельное искусство. Я думаю, что в нашей школе пока не такого человека, который мог бы закрыть эту нишу. Да, у нашей школы хорошие тренера, но для такого нужен отдельный человек. Футбол – это слишком многогранная игра, чтобы один тренер успевал все. Запорожский регион очень богат талантами. Его нужно развивать и делать это должны профессионалы.

 

– Чем отличается футбольная молодежь нынешнего времени от ребят вашего времени?

 

- В наше время футболисты обладали сильным мастерством, но важность финансовой стороны были снижена. Сейчас все наоборот. Игрок, который забил пару голов и чуть-чуть засветился, сразу переходит в Шахтер, в Динамо и получает огромные деньги. Потому притупляется желание совершенствоваться. Я сам был в этой молодой шкуре. Когда на тебя в 17-18 лет сваливаются такие деньги, то появляется звездность. За границей профессионалы: если ты заработал миллион, то ты хочешь заработать два миллиона. А у нас этот миллион скорее потратят.

 

– Куда идет нынешний украинский футбол?

- Считаю, что финансовые потоки в нашем футболе распространяются неграмотно. Но что поделаешь, ведь есть тенденция роста зарплат. Молодые футболисты стараются попасть в Шахтер, чтобы сидеть на лавочке и получать хорошие деньги.

 

– Куда бы вы вкладывали деньги, если бы были президентом клуба?

 

- В первую очередь в детский футбол. Можно вырастить таланты и в то же время сделать из футбола бизнес. Тренеры нынче не простимулированы выращивать игроков.

 

– Украинский футбол развивается или нет?

 

- Думаю, чуть-чуть тормозит. Дело в том, что Динамо и Шахтер уже за 15-летними ведут охоту. Они, как на приисках, вымывают из Украины талантливую молодежь. Да, они садят парней на контракты, но выплывают потом в игроков единице. В своей структуре этот игрок мог бы развиваться быстрее и качественнее. Может, как-то стоит пересмотреть футбольному союзу Украины эту систему. Надо помогать более слабым клубам удерживать ребят.

 

– А ведь из Металлурга тоже уезжали молодые ребята в Донецк и Киев. Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу этих трансферов. Имеют ли те ребята, которые уехали, то, что хотели?

 

– Они имеют финансовое благополучие и шанс работать в хороших клубах с более профессиональным отношением. Но это очень большая конкуренция – можно и не выбраться, а мыкаться по арендам. Так что здесь шанс 50\50.

 

– Какая команда Украины наиболее близка к победе в ЛЧ и есть ли вообще такая потенциальная возможность у украинских команд?

 

- Да, это возможно. Ближе всех к этому Шахтер.

 

– Следите ли вы сейчас за Аяксом. И, если следите, то почему, как считаете, эта команда уже столько лет без трофеев и достижений?

 

- Слежу, смотрю обзоры в Интернете. Знаю что там работает Франк Де Бур, а ему помогает Дани Блинд. Возможно, вскоре вернется и Рональд помогать брату. А почему без достижений, тяжело сказать.

 

– У вас есть двое сыновей. Будете ли делать из них футболистов?

 

- Конечно, хотелось бы видеть своих детей футболистами. Но там как бог даст. Естественно, в 7 лет я отведу в футбольную школу и буду всячески прививать футбол детям.

 

Анкета

 

Любимый цвет: темно-синий

Любимое кино: «Троя», «Гладиатор»

Любимый актер: Рассел Кроу

Любимое время года: весна, лето

Запомнившийся город: Рим

Любимая команда: Барселона

Любимый игрок: Зидан

Любимое блюдо: салат «Столичный»

Любимый напиток: квас

 

Сборная лучших игроков от Демченко: Ван дер Сар – Роберто Калос (Мальдини), Видич, Фердинанд, Пике – Макелеле – Месси, Зидан, Хави, Роналду – Ромарио (Веа)

 

 

Сергей Деркач, «Проспорт»

 

 

 

 

Комментарии  

 
0 #3 Оля 09.03.2013 15:37
Спортсмен нулёвый!а семью он бросил!реальный по жизни гандон!!на звезде!импотент
Цитировать
 
 
0 #2 дмитрий 26.04.2012 20:27
Много бравады, ничего толком не достиг, только амбиции. На поле надо было показывать что умеешь, если умеешь. Вот Андрюха Шевченко много не говорил, но сделал много - КРАСАВА!!!!!!!! !!
Цитировать
 
 
+1 #1 17.09.2011 14:05
очень интересное интервью!!!Дема реально классный был, есть и будет!!ему надо в тренера идти!!!!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афиша